Воспоминание чуда святого архистратига Михаила в Хонех

Во Фригийском городе Колоссах1, близ города Иераполя2, над источником чудотворной воды стоял храм святого архистратига Михаила. От воды этого источника больные получали много исцелений, — даже больше, чем в купальне Силоамской3. В ту купальню только однажды в год сходил Ангел Господень и возмущал воду, здесь же всегда пребывала благодать чиноначальника ангелов. Там бывал здоров только тот, кто первый входил в купальню по возмущении воды, а здесь — все приходившие с верой, первые и последние, становились здоровыми. Там были необходимы притворы для пребывания больных, подолгу ожидавших исцеления, так как иные едва только через 38 лет получали здравие, — здесь же, в один день, или в один час, больной становился здоровым. О происхождении этого источника повествуют так.

Когда вся вселенная была помрачена тьмой языческого многобожия и люди поклонялись твари, а не Творцу, — в то время в Иераполе язычники почитали громадную и страшную ехидну4, и вся страна, ослепленная бесовским прельщением, поклонялась ей. Нечестивые построили в честь этой ехидны храм, где и содержали ее и, принося ей многие и различные жертвы, кормили эту ядовитую и вредившую многим ехидну. Единый истинный Бог, желая просветить мир светом Своего познания и наставить заблуждавшихся людей на истинный путь, послал во все земли святых Своих учеников и апостолов проповедовать Евангелие всем людям. Двое из апостолов — св. Иоанн Богослов и св. Филипп, — придя один в Ефес5, а другой в Иераполь, трудились там в благовествовании Христовом.
В это время в Ефесе находился чудный храм и идол известной языческой богини Артемиды6. Вооружившись духовным мечом, — словом Божиим, — на служителей и поклонников, этой богини, святой Иоанн Богослов победил их: силой имени Христова он разрушил храм и превратил в прах идола, и через это привел весь город к святой вере. После разрушения идола Артемиды святой Иоанн Богослов пошел из Ефеса в Иераполь на помощь к сотруднику своему, святому апостолу Филиппу; там же находились в то время святой апостол Варфоломей и сестра Филиппа Мариамия. Вместе с ними святой Иоанн Богослов и послужил делу спасения людей. Сначала они вооружились против ехидны, которой безумные люди приносили жертвы, почитая эту тварь за бога. Своими молитвами они убили эту ехидну, а поклоняющихся ей обратили к Единому Истинному Богу, сотворившему небо и землю. Ставши на некотором месте, называемом Херотопа, они пророчествовали, что на нем воссияет благодать Божия, что это место будет посещать Воевода небесных сил, святой архистратиг Михаил, и что здесь будут совершаться чудеса. Все это вскоре и сбылось. Когда святой Иоанн Богослов отправился на проповедь Евангелия в другие города, а святой апостол Филипп пострадал от нечестивых, Варфоломей же и Мариамия также разошлись в другие страны, — тогда на том месте по пророчеству святого апостола появилась чудотворная вода. Так исполнились слова Писания: «Пробьются воды в пустыне и в степи потоки. И превратится призрак в озеро, и жаждующая земля — в источники вод; будет место для тростника и камыша. И будет там большая дорога, и путь по ней назовется путем Святым» (Ис 35,6—8)7. К этому источнику стали приходить не только верующие, но и неверующие, ибо совершавшиеся там чудеса, как громогласная труба, призывали сюда всех; и все пившие и умывавшиеся из этого источника исцелялись от своих недугов и многие, получив здравие, крестились во имя Святой Троицы.
В это время в Лаодикии8 жил один еллин, у которого единственная дочь была нема от рождения. Отец ее очень скорбел об этом и прилагал много старания к исцелению ее немоты, но, ничего не достигнув в этом, пришел в глубокое уныние. В одну ночь, уснув на своей постели, он узрел в видении ангела Божия, сияющего, как солнце. Это видение было ему не потому, что он был того достоин, но чтобы через то он пришел к познанию истины и привел бы с собой и других к Богу. Увидав ангела, он испугался, но в то же время услыхал от него такие слова: «Если хочешь, чтобы разрешился язык у твоей дочери, то приведи ее к моему источнику, находящемуся в Херотопе, близ Иераполя, — напои ее водой из этого источника, и тогда увидишь славу Божию».
Проснувшись, человек этот удивлялся виденному и, поверив сказанным ему словам, тотчас же взял дочь и поспешил к чудотворной воде. Там он нашел множество людей, черпающих эту воду, окрещающихся в ней и получающих исцеления от своих болезней. Он спросил их:
— Кого призываете вы, омываясь этой водой?
Те отвечали ему:
— Мы призываем имя Отца и Сына и Святого Духа, призываем в помощь и святого архистратига Михаила.
Тогда человек тот, возведя очи свои к небу и воздев руки, сказал:
— Отче и Сыне и Святой Душе, — Боже христианский, — помилуй нас! Святой Михаиле, слуга Божий, помоги и исцели дочь мою!
При этом он почерпнул воды из источника и влил ее с верой в уста дочери; тотчас же связанный немотою язык ее разрешился на славословие Божие, и она ясно проговорила:
— Боже христианский, помилуй меня! Святой Михаил, помоги мне!
Все бывшие там удивлялись силе Божьей и, прославляя Святую Троицу, величали помощь святого архистратига Михаила. Еллин же тот, видя, что дочь его исцелилась, чрезвычайно обрадовался и немедля крестился вместе со своею дочерью и всеми домашними своими, пришедшими с ним. В знак своей благодарности он построил над чудотворным источником прекрасную церковь во имя святого архистратига Михаила, Воеводы небесных сил. С великим благолепием украсив эту церковь и немало помолившись в ней, еллин тот возвратился к себе домой.
В 90-й год от построения сей церкви пришел туда из Иераполя десятилетний отрок по имени Архипп; родители его были ревностными христианами и воспитали сына в благочестии. Архипп стал жить при церкви святого архистратига Михаила, исполняя при ней пономарскую службу. Отрок сей начал руководствоваться в своей жизни таким правилом: с того времени, как он поселился при той церкви, служа Богу, он ничего не вкушал из мирских кушаний и питий: ни мяса, ни вина, даже хлеба он не ел, но питался одною пустынною зеленью, которую сам собирал и варил; пищу принимал он один раз в неделю и то без соли, питьем же для него служило лишь незначительное количество воды. Через такое воздержание сей отрок умертвил свою плоть, и в таких добродетелях неизменно пребывал от юности до самой старости, всей душой приобщаясь Богу и уподобляясь житию бесплотных. Одежда его была очень бедна: он имел только два вретища9, из которых одно носил на теле, а другим покрывал свою постель, устланную острыми камнями. Он покрывал ее вретищем для того, чтобы входившие в его жилище не видали, что он спит на острых камнях; изголовьем же для него служил небольшой мешок, наполненный тернием. Такова была постель этого блаженного подвижника. Сон же и отдых его состояли в следующем: когда он чувствовал потребность во сне, то ложился на камнях и остром тернии, — так что это было скорее бодрствование, чем сон, и отдых его был более мучением, чем покоем. Ибо какой отдых для тела — лежать на твердых камнях, и что за сон, когда голова почивает на остром терновнике? Каждый год Архипп переменял свою одежду: тем вретищем, которое носил на теле, он покрывал свою постель, а которое было на постели, он надевал на себя; по прошествии года он опять переменял те вретища. Так, не имея покоя ни днем, ни ночью, он умерщвлял свое тело и соблюдал свою душу от сетей вражьих. Проходя столь тесный и прискорбный путь жизни, блаженный Архипп, взывая к Богу, молился: «Не попусти мне, Господи, порадоваться на земле суетною радостью, да не увидят глаза мои никаких благ мира этого, и пусть не будет для меня никакой отрады в этой временной жизни. Исполни, Господи, очи мои слез духовных, дай сокрушение в сердце моем, и благоустрой пути мои, дабы мне до конца дней моих умерщвлять плоть мою и поработить ее духу. Какую пользу принесет мне эта бренная плоть моя, созданная из земли? Она, как цветок, утром расцветает, вечером же засыхает! Но дай мне, Господи, усердно трудиться над тем, что полезно для души и для жизни вечной».
Так молясь и так поучаясь, блаженный Архипп стал уподобляться ангелу Божию, проводящему небесное житие на земле. И не о своем только спасении заботился святой, но и о спасении других, ибо многих неверных обратил он ко Христу и крестил их. Нечестивые еллины, видя все это, завидовали блаженному Архиппу и, не терпя преславных чудес, являемых от святого источника, возненавидели жившего там этого праведного мужа. Часто они нападали на святого Архиппа, терзали его за волосы и за бороду и, повалив на землю, топтали ногами и, после различных истязаний, выгоняли оттуда. Но, будучи тверд духом, подобно адаманту10, блаженный Архипп все это мужественно претерпевал от идолопоклонников и не отступал от святого храма, служа Богу в святости и незлобии своего сердца и заботясь о спасении душ человеческих.
Однажды нечестивые еллины, собравшись во множестве, говорили между собой: «Если мы не засыплем землей этот источник и не убьем того человека, одетого в рубище, то все боги наши будут совершенно унижены из-за исцеляющихся там».
Вслед за тем они пошли, чтобы засыпать землею чудотворную воду и убить неповинного человека — блаженного Архиппа. Подойдя к святому месту с двух сторон, одни из них стремились к церкви и к источнику, а другие поспешили к жилищу блаженного Архиппа, чтобы убить его. Но Господь, пекущийся о судьбе праведных и не дающий их в руки грешников, сохранил Своего раба от тех убийц: внезапно у них омертвели руки, так что они не могли ими и дотронуться до преподобного. От воды же явилось необыкновенное чудо: как только нечестивые приблизились к источнику, тотчас вышел из воды огненный пламень и, устремившись на беззаконных, отогнал их далеко от источника. Таким образом, беззаконники эти бежали со стыдом от источника и от преподобного Архиппа, не причинив ему никакого зла. Однако, они не вразумились этим чудом: скрежеща зубами, они не переставали хвалиться, что погубят тот источник и церковь, и служителя церковного. На том месте была река, по имени Хрисос, протекавшая по левую сторону церкви, беззаконники задумали пустить ее на святое место, чтобы святой источник, смешавшись с речной водой, потерял свою чудотворную силу. Но когда они начали приводить в исполнение злой умысел свой и направили течение реки к источнику, чтобы она затопила его, тогда река, по повелению Божию, дала своим струям иное течение и потекла по правую сторону церкви. И опять нечестивые со стыдом возвратились домой.
Были там еще две другие реки, протекавшие с востока и приближавшиеся к тому святому месту на расстоянии трех стадий; имя одной реки Ликокапер, а другой — Куфос. Обе эти реки, встретившись у подошвы большой горы, соединялись вместе и, направляясь в правую сторону, протекали в Ликийскую страну11. Вселукавый диавол внушил нечестивым людям злой умысел: он научил их пустить воды обеих тех рек на чудотворное место, вследствие чего должен был разрушиться храм святого архистратига Михаила, а вода должна была залить святой источник и потопить святого Архиппа. Местность же эта была очень удобна для направления туда воды, ибо реки выходили с вершины горы, а церковь была в самом низу. Сговорившись, нечестивые пришли в великом множестве изо всех городов в селение Лаодикию и отправились к церкви. Близ церковного алтаря находился огромный камень; от этого камня они начали копать глубокий и широкий ров вплоть до той горы, под которой реки соединялись вместе. Затем они прокопали с великим трудом ров, по которому вода могла быть пущена на церковь, и запрудили те реки, чтобы накопилось больше воды; десять дней трудились нечестивые в этом суетном деле. Видя это дело нечестивых, преподобный Архипп пал в церкви на землю и со слезами молился Богу, призывая в помощь скорого предстателя святого архистратига Михаила, дабы он сохранил святое место от потопления и не дал порадоваться врагам, старающимся погубить святыню Господню.
— Не отойду от этого места, — говорил блаженный Архипп, — не уйду из церкви, но даже и умру здесь, если Господь попустит потопить это святое место.
По прошествии десяти дней, когда вода сильно поднялась, нечестивые раскопали то место, по которому вода должна была устремиться по приготовленному для нее пути, и пустили реки на святой храм в первом часу ночи; сами же отошли оттуда и стали на высоком месте с левой стороны, желая видеть потопление святого места. Тогда вода, устремившись вниз, зашумела, как гром. Преподобный Архипп, находясь в церкви на молитве, услыхал шум от воды и еще усерднее стал молиться Богу и святому архистратигу Михаилу, чтобы не было потоплено это святое место и не возвеселились, но посрамились нечестивые враги; имя же Господне да прославится, и да возвеличится ангельская сила и заступничество. И воспел он псалом Давидов: «Возвышают реки, Господи, возвышают реки голос свой, возвышают реки волны свои. Но паче шума вод многих, сильных волн морских, силен в вышних Господь. Дому твоему подлежит святость, Господи, на долгие дни» (Пс 76, 17).
Когда воспевал это блаженный Архипп, то услышал голос, повелевающий ему выйти из церкви. Выйдя из церкви, он увидел великого предстателя и хранителя рода христианского — святого архистратига Михаила, в образе прекрасного и пресветлого мужа, как некогда он явился пророку Даниилу. Блаженный Архипп, не будучи в состоянии смотреть на него, от страха упал на землю.
Архангел же сказал ему:
— Не бойся, — встань, подойди ко мне сюда и увидишь силу Божью на этих водах.
Блаженный Архипп встал и, подойдя со страхом к Воеводе сил небесных, остановился по повелению его на левой стороне; при этом он увидал огненный столп, поднимавшийся от земли до неба. Когда же вода подошла близко, архистратиг поднял правую руку и, изобразив крестное знамение на поверхности воды, сказал:
— Остановитесь там!
И тотчас же воды обратились назад. Так исполнились слова пророческие: видели тебя воды, и убоялись. (Пс 76,17). Воды стали, как каменная стена, и поднялись в вышину, подобно высокой горе. Вслед за этим архистратиг, повернувшись к храму, ударил жезлом в огромный камень, находившийся около алтаря, и начертал на нем крестное знамение. Тотчас послышался великий гром, земля затряслась и камень разделился на двое, образовав в себе громадное ущелье. При этом архангел Михаил произнес следующие слова:
— Да уничтожится здесь всякая сопротивная сила и да получат здесь избавление от всяких зол все приходящие сюда с верой!
Сказав это, он велел Архиппу перейти на правую сторону. Когда преподобный перешел туда, то святой Михаил громогласно возгласил водам:
— Войдите в это ущелье!
И тотчас воды с шумом потекли в каменную расселину и с тех пор постоянно текли этим путем сквозь камень. Враги, стоявшие на левой стороне и ожидавшие увидеть потопление святого храма, от страха окаменели. Сохранивши от потопления свой храм и преподобного Архиппа, святой архистратиг Михаил восшел на небо, а блаженный Архипп возблагодарил Бога за то преславное чудо и прославлял великого хранителя, архистратига Михаила, за его великое заступление. Тогда все противники устыдились, у верующих же была великая радость, и они, приходя к ангельскому храму и чудесному источнику, вместе с преподобным Архиппом воздавали хвалу Богу. С того времени постановили праздновать тот день, в который совершилось чудо через явление ангела. Преподобный Архипп прожил много лет на том месте, усердно работая Богу, и скончался в мире, будучи 70-ти лет от рождения своего. Верующие погребли его на том же самом месте, которое за вышеупомянутое чудо названо Хони, т.е. погружение12, потому что там воды погрузились в камень.
Следует также упомянуть и о других чудесах святого архистратига Михаила, благодетеля христианского рода.
Между Адриатическим морем и горою, называемой Гарган13, есть город Сипонт, отстоящий от горы за 12 тысяч стоп14. В том городе был один богатый человек, стада которого паслись под горой Гарган. Однажды у него пропал один вол, отставший от стада. Долго отыскивал он со своими рабами этого вола и, наконец, нашел его на вершине горы у дверей одной пещеры. Разгневанный и усталый от поисков, человек тот взял лук и стрелу и пустил ее в своего вола с тем, чтобы убить его. Внезапно стрела, обернувшись назад, поразила стрелявшего. Бывшие с ним, видя то, убоялись и, не смея приблизиться к той пещере, возвратились в город и рассказали там о случившемся. Узнав об этом, епископ того города обратился с молитвой к Богу, прося Его открыть ему тайну эту. И вот явился ему в видении архангел Михаил и возвестил, что он избрал то место себе, хранит его и желает часто посещать его и помогать людям, приходящим туда с молитвою. Епископ возвестил об этом видении людям и предписал всему городу трехдневный пост, после которого пошел вместе с клиром своим и со всем народом к той горе. Поднявшись на нее, они нашли в камне пещеру с тесным входом и не осмелились войти внутрь, но совершили моление перед дверью. С тех пор туда часто стали приходить люди и молиться там Богу и святому архистратигу Михаилу.
Однажды неаполитане15, будучи еще неверующими, собравши свои войска, неожиданно подошли к городу Сипонту с тем, чтобы взять его и разорить. Граждане были в великом страхе. Тогда епископ заповедал жителям того города трехдневный пост и молитвы об избавлении от окружающих их врагов. Перед наступлением дня, назначенного врагами для окончательного разорения города, Воевода сил небесных, святой архистратиг Михаил, явился в видении епископу и сказал:
— Завтра в 4-м часу дня вели своим гражданам вооружиться и выйти из города против врагов, а я приду на помощь вам.
Проснувшись, епископ сказал об этом видении всем людям и весьма обрадовал их предреченной Богом победой над язычниками. Когда же наступил 4-й час дня, послышался сильный гром и, подняв глаза, все увидали облако, сходящее на гору Гарган. В то же время появились, как некогда на Синае (Исх 19), огонь, дым, молния и гром, так что вся гора заколебалась и покрылась облаками. Враги, увидав это, устрашились и обратились в бегство; граждане же, уразумев, что на помощь им пришел благой хранитель и скорый заступник их святой архангел Михаил со своими небесными воинами, открыли городские ворота и погнались за врагами, поражая их, как стебли; они преследовали их сзади, святой же архистратиг Михаил поражал их с высоты громом и молнией; умерших в тот день от грома и молнии было 600 человек. Граждане Сипонта преследовали врагов до Неаполя и, с помощью Воеводы небесных сил победив их, с торжеством возвратились в свой город. С того времени неаполитане, познавши крепкую десницу Всесильного Бога, приняли святую веру. Сипонтийские же граждане, собравшись все с епископом и с клиром, пошли к горе, на которой было грозное явление, желая воздать там благодарение Богу и помощнику своему, святому архистратигу Михаилу и всем небесным силам. Когда они приблизились к дверям той пещеры, то нашли на мраморе след небольшой человеческой ноги, также хорошо оттиснутый, как бы на болотистой земле. Тогда сказали они между собой:
— Вот, поистине святой архистратиг Михаил оставил здесь знак своего посещения, ибо он сам здесь был, избавляя нас от врагов наших.
Поклонившись, они целовали тот след и, совершив молебное пение, радовались, что имеют такого хранителя и заступника себе, и воздавали благодарение Богу. На том месте они решили выстроить церковь во имя святого архистратига Михаила. Когда они приступили к постройке, то архистратиг Михаил опять явился епископу и сказал: «Не следует вам заботиться о церковном здании: я без вашего труда приготовил там себе храм, только войдите в него. Ты же на другой день соверши в нем святую литургию и причасти верующих Святых Божественных Таин».
После этого видения епископ повелел всем людям приготовиться к причащению Святых Таин и пошел вместе с ними, совершая молебные пения. Когда они пришли на то святое место, где отобразились на мраморе святые стопы, то нашли в камне вытесанную небольшую церковь, в виде пещеры; стены у нее были не гладкие, вышина же ее была различна: в одном месте можно было достать головой, а в другом невозможно было и рукой достать. Из этого стало понятно людям, что Бог ищет в церкви не камней драгоценных, а чистого сердца. Престол в этой церкви был покрыт пурпуровым покрывалом; епископ совершил на этом престоле святую литургию и причастил верующих Пречистых Таин. В алтаре же на северной стороне сверху стала истекать вода — чистая, вкусная, очень светлая и чудотворная, вкушая которую все болеющие, по причащении Святых Таин, получали исцеление; и многие иные бесчисленные чудеса совершались в той церкви по молитвам св. архистратига Михаила. Епископ выстроил при церкви келии и поместил там священников, диаконов, певцов и чтецов, чтобы в ней ежедневно была отправляема церковная служба во славу Бога и в честь святого архистратига Михаила.
Упомянем еще о чуде, бывшем на Афонской горе16. Во времена благочестивых болгарских царей жил один богатый и знатный человек по имени Дохиар. Некогда он, желая благо угодить Богу, пожелал быть иноком. Взяв много золота, пошел он на святую гору посетить тамошние монастыри и поискать себе удобного для поселения места. Обойдя многие монастыри и раздав много милостыни, он вышел из лавры блаженного Афанасия и направился от Солуня17 по берегу моря. Здесь он нашел очень красивое место с вкусной водой и богатой растительностью; жителей на этом месте еще никого не было. Место это ему очень понравилось, и он задумал здесь поселиться и выстроить монастырь. Усердно взявшись за дело, он вскоре привел в исполнение свое желание. Сначала он выстроил прекрасную церковь во имя святителя Николая, а потом устроил монастырь и оградил его каменными стенами. Приведя все это в надлежащий порядок, сам он принял в том монастыре иноческий образ. Но при множестве построек, золота его оказалось недостаточно, так что он не мог украсить церковь с подобающим благолепием. Возложив надежду на помощь Божию, он говорил: «Если Господь Бог захочет прославить это место, то Сам Он промыслит об украшении церкви; да будет Его воля!»
Против святой горы есть остров, называемый Луг, находящийся на расстоянии одного дня морского пути: там жили пастухи и пасли скот, ибо то место было очень удобно для пастбищ. На этом острове был поставлен в необитаемом месте высокий каменный столб; на столбе стоял каменный идол, на котором было написано по-гречески: «Всякий, ударивший меня вверх, найдет множество золота». Многие пытались узнать: правда ли это, — и били по голове идола, но ничего не находили. Случилось же в то время одному юноше, близ означенного столба, пасти волов; юноша быль очень разумен и грамотен. Прочитав надпись, сделанную на столбе, он ударил идола по голове, как то делали и другие, чтобы найти золото, — однако ничего не нашел. Потом он подумал, что, быть может, золото зарыто в земле и, при захождении солнца, заметил, где кончается на земле тень от этого столба и в том месте, где кончалась тень от головы идола, он начал копать землю, ища сокровища, но и здесь ничего не нашел. Когда же взошло солнце, он опять стал смотреть, где кончается тень от столба, и там стал копать. Когда он копал, то услыхал на том месте какой-то звук и, поняв, что на этом месте скрыто сокровище, стал еще усерднее копать и дорылся до жернового камня, настолько большого, что ему невозможно было и поднять его. Протянув руку сквозь скважину камня, он нашел там много золота и в раздумье не знал, что ему с ним делать.
— Если я кому-нибудь расскажу о золоте, — думал он, — то как бы меня не убили из-за него.
Бог же, внимая молитвам вышеупомянутого старца, заботившегося об украшении святого храма, внушил юноше, чтобы он шел на святую гору в один из монастырей и рассказал бы игумену о найденном сокровище. Юноша так и сделал. Взяв несколько золотых монет в удостоверение своей находки, он пришел в селение, лежавшее близ моря и нанял там человека, который бы перевез его к святой горе. По усмотрению Божьему, он остановился в пристани вышеупомянутого, вновь выстроенного монастыря, названного по имени его строителя Дохиар. Перевозчик возвратился в свое селение, а юноша пошел в тот монастырь. Увидав там игумена, он рассказал ему подробно о найденном им сокровище. Игумен уразумел в этом дело Божье; он позвал трех иноков и, передав им слышанное от юноши, послал их вместе с ним, чтобы они принесли найденное золото в монастырь. Иноки поспешно отправились на лодке и, приплыв к острову, дошли до того столба, около которого было зарыто золото. Когда они отвалили жерновой камень, то под ним нашли котел, полный золота, и весьма обрадовались. Но исконный враг рода человеческого, ненавистник всего доброго, диавол, вложил одному из этих иноков неприязненную мысль, и тот сказал другому иноку.
— Брат, какая нужда нам нести это золото к игумену! Бог послал его нам: на это золото мы сами построим себе жилища и воздвигнем монастырь.
Когда же другой возразил ему: «Как мы скроем это золото? — то он отвечал:
— Все это в нашей воле: мы можем бросить этого юношу в море, и тогда против нас не будет никаких свидетелей».
Сговорившись так, они сказали о том третьему иноку; но тот, будучи богобоязненным, сказал:
— Нет, братья, не смейте этого делать: не губите отрока, а вместе и свои души из-за золота.
Но они, не слушая его увещания, стали принуждать его быть единомышленным с ними и, наконец, сказали:
— Если ты не будешь с нами за одно, то мы и тебя погубим вместе с отроком.
Брат, видя их непреодолимое злое намерение, устрашился, чтобы они и его не погубили, и сказал:
— Если вы так решили, то делайте, как хотите; я же клянусь именем Божьим, что никому об этом не расскажу и не потребую от вас золота.
Итак, утвердив свое слово клятвой, он молчал. Они же, взяв золото и тот камень, которым золото было прикрыто, внесли его в лодку и, сев в нее вместе с отроком, поплыли к монастырю. Когда они были на глубоком месте, то напали на отрока и начали привязывать ему на шею камень. Отрок, поняв, что они хотят с ним делать, начал с плачем и рыданием умолять их, чтобы они не губили его, но безуспешно: нечестивые те черноризцы имели окаменелое сердце и златолюбивую душу, не убоялись Бога, не умилились слезами отрока и не послушали его смиренной мольбы: схватив отрока, они бросили его с камнем в глубину моря, и он тотчас же пошел ко дну. Была же ночь, когда происходило это злодеяние. Милосердый Бог, взиравший с высоты на горькое рыдание отрока и видевший неповинное его утопление, послал хранителя рода человеческого, святого архистратига Михаила, чтобы он взял утопленного со дна моря и принес его живым в церковь. Так это и совершилось. Внезапно отрок оказался близ святой трапезы с камнем, повешенным ему на шее. Когда наступило время служения утрени, то екклисиарх18 вошел в церковь, чтобы зажечь свечи и начать звонить к утреннему Богослужению. В это время он услыхал в алтаре человеческий голос и стон; он очень испугался и пошел рассказать об этом игумену. Игумен назвал его трусливым и малодушным и велел ему опять идти в церковь. Придя туда вторично, он опять услыхал тот же голос и снова возвратился к игумену. Тогда игумен сам пошел с ним в церковь и, услышав голос, вошел в алтарь; там он нашел отрока, лежавшего близ святой трапезы с привязанным к его шее камнем; с одежды же его текла морская вода. Игумен узнал отрока и спросил:
— Что случилось с тобою, сын мой, и как ты попал сюда?
Отрок как бы пробудился от сна и сказал:
— Те лукавые иноки, которых ты послал со мной за найденным золотом, привязав этот камень на мою шею, выбросили меня в море. Погрузившись на дно, я увидел двух мужей, сиявших, как солнце, и услышал их беседу между собой; один говорил другому: «архангел Михаил! принеси этого отрока в монастырь Дохиар!» Выслушав это, я пришел в беспамятство, и не знаю, как очутился здесь.
Услышав рассказ отрока, игумен удивился и прославил Бога, творящего дивные и преславные чудеса. Потом он сказал отроку:
— Останься, сын мой, на этом месте до утра, пока не будет обличена злоба.
Затем вышел оттуда и, затворив церковь, наказал екклисиарху, чтобы он никому не рассказывал об этом, утреню же игумен велел служить в притворе. При этом он прибавил екклисиарху:
— Если кто скажет: почему не в церкви, а в притворе поется утреня? — то отвечай, что так велел настоятель.
С наступлением утра убийцы те подошли к монастырю, а золото они спрятали в другом месте. Увидав их, игумен вместе с прочими братьями, вышел к ним навстречу и спросил:
— Почему вчера вы пошли четверо, а теперь возвращаетесь трое? Где же четвертый?
Они на это с гневом отвечали:
— Отче, отрок обманул и тебя и нас, сказав, что нашел золото; ничего он не мог показать нам, ибо и сам ничего не знает и со стыда куда-то скрылся; мы долго искали его, но не могли найти и одни возвратились к тебе.
Игумен, сказав на это: «да будет воля Божья», пошел с ними в монастырь. Приведя их в церковь, где лежал юноша, с одежды которого еще текла вода, он показал им его и спросил:
— А это кто такой?
Увидав юношу, они пришли в ужас и стояли, как окаменелые: долго они не могли ничего ответить, но, наконец, хотя и против воли, признались в своем злодеянии и рассказали, где они скрыли найденное золото. Тогда игумен послал более верных братий, и они принесли найденное золото в монастырь. Слух о чудесном этом событии прошел по всей святой горе: иноки изо всех монастырей сошлись, чтобы видеть это преславнее чудо. Составив собор, они переименовали ту церковь во имя святого архистратига Михаила, а во имя святителя Николая Чудотворца выстроили другую церковь. Тех двух лукавых убийц прокляли и выгнали из обители, третьего же инока, который не соглашался на потопление отрока и отказался от злодеяния, признали невиновным. Избавленный от потопления отрок облекся в иноческий образ и стал добрым подвижником и строгим иноком. После этого игумен на принесенное ему золото благолепно украсил церковь и выстроил вновь весьма красивый притвор; камень же, с которым юноша был выброшен в море, был вложен в стену, чтобы было известно всем явленное чудо. Когда игумен преставился, то вместо него был поставлен игуменом избавившийся от потопления инок. Прожив богоугодно, и он перешел к Господу, носимый руками святого архистратига Михаила, как прежде перенесен был им же из моря в церковь.
За все это прославим Отца, Сына и Святого Духа, и возвеличим во веки святого архистратига Михаила.


Прим.
1 Колоссы — город на юго-западной части Фригии, при реке Лакусе, близ Лаодикии и Иераполя. В 10-й год царствовании Нерона (64 г. по Р.Х.) Колоссы были разрушены землетрясением; после снова были выстроены, но уже никогда не достигали прежней славы. Впоследствии город назывался Хоны. Ныне это небольшая деревенька на одном из скатов горы Хонас, при которой сохранились еще развалины древнего города Колоссы. Одно из посланий ап. Павла написано к жителям этого города. — Церковь св. архистратига Михаила с древних времен существовала в этом городе.
2 Иераполь (с греч. священный город) — город в Малой Азии, во Фригии. Он стоял недалеко от г. Колоссы и Лаодикии, почти при соединении рек Меандра и Ликуса. Новейшее название города: Рамбук — Колеси (город хлопчатой бумаги). Иераполь некогда имел епископа, присутствовавшего на I Никейском Соборе в 325 г. В Иераполе, между прочим, как видим из предлагаемого здесь повествования, учил и мученически скончался св. ап. Филипп.
3 Силоам — источник или водоем Силоамский и устроенная при нем купальня Силоамская находились на юго-восточной стороне Иерусалима при подошве гор Сион и Мориа. Об источнике Силоамском в Св. Писании упоминается 3 или 4 раза, и между прочим у евангелистов Иоанна и Луки. (См. Ин 5,5; 9,7— 11. Лк 13,4).
4 Ехидна — ядовитая змея величиной около 12 футов и более. Уязвление ее очень опасно и в большинстве случаев оканчивается скорой и неизбежной смертью. В Св. Писании змеи вообще представляются страшными и опасными животными, с которыми человек постоянно должен жить во вражде. Они служат образом всего того, что, по природе своей, причиняет вред и погибель (Еккл 10, 11. Притч23, 31-33. Мф7, 10).
5 Ефес, при Эгейском море, был важный торговый город в Малой Азии. Приморское его положение, благорастворенный климат, хорошо устроенная гавань, знаменитый храм Артемиды или Дианы и постоянное стечение сюда народа с разных сторон, частью для торговли и частью для поклонения богине — делали его одним из самых богатых и знаменитейших городов Малой Азии. Прежде ап. Иоанна здесь проповедовал Евангелие св. ап. Павел; одно из его посланий написано к жителям этого города.
6 Артемида — иначе Диана — известная языческая богиня у греков, олицетворяла собою луну и считалась покровительницею лесов и охоты. Служение этой богине отправлялось с большим великолепием и блеском; особенно чтили ее в г. Ефесе.
8 В этом месте прор. Исайя указывает на те великие последствия, которыми будет сопровождаться пришествие в мир Спасителя. Тогда «целыми потоками потечет (прольется) вода в пустыне и поэтому в земле сухой появится дебрь или долина», и тогда «безводная местность превратится в озера и на земле сухой появится источник воды: (так что) там будут веселиться птицы, там будет расти тростник и будут луга».
8 Лаодикия — главный город Фригии, на юго-западе ее, недалеко от города Колоссы, при реке Ликусе. Церковь Лаодикийская была одна из 7 знаменитых Малоазийских церквей, упоминаемых в Апокалипсисе. В церковной истории Лаодикия известна по бывшему там собору (около 365 г.), оставившему подробные правила относительно порядка Богослужения, нравственного поведения клира и мирян, и различных заблуждений того времени.
9 Вретище — мешок из дерюги или веретья, рубище, власяница.
10 Адамант (алмаз) — камень, имеющий такую крепость, что чертит прочие камни, сам не получая оттого вреда. Это название в церковной литературе придается многим отцам и учителям Церкви, прославившимся твердостью своей веры или характера.
11 Ликия — провинция Малой Азии. Она граничит к северу с Писидией, к востоку — с Памфилией, к югу — с Памфилийским или вообще со Средиземным морем, к западу — с Карией. Из городов Ликии в Св. Писании упоминаются Патара и Миры. В Патаре ненадолго останавливался ап. Павел, возвращаясь после 3-госвоегопутешествиявИерусалим (Деян 21,1) Города Патара и Миры особенно известны верующим по истории святителя Николая, архиепископа Мирликийского: Патара Ликийская была его родиной, а в Мирах он был епископом.
12 Хони — отверстие, впадина, расселина.
13 Гарган — известковая гора на восточном берегу Средней Италии Гора Гарган упоминается у древних дохристианских писателей Страбона, Мелы, Виргилия и др.
14 Стопа — мера расстояния, по-нашему, около 4 вершков 12 000 стоп составляют около 2-х верст
15 Т.е. жители Неаполя. Неаполь, главный город провинции Итальянского королевства с тем же названием, расположен по северному берегу Неаполитанского залива.
16 Афонская гора — узкий гористый полуостров, вдающийся в Архипелаг. Афонская гора (иначе «Афон») — одно из наиболее чтимых святых мест восточного православного мира и ежегодно посещается тысячами богомольцев из России, Балканского полуострова и азиатских владений Турции. В настоящее время на Афоне расположены 20 больших монастырей, несколько скитов и множество отдельных келий, числом до 700.
17 Солунь (иначе Фессалоника) — столица одной из областей Македонии. В настоящее время она называется Салоника и находится в европейской Турции на северном берегу Фессалоникийского залива. В Солуне Апостол Павел проповедовал Евангелие; два из его посланий написаны для жителей означенной области и города.
18 Екклисиарх — (с греч. начальник храма) — обязан был наблюдать за церковным зданием и чистотой в нем, а также порядком Богослужения в монастыре, по указаниям церковного Устава.

(31)